tovarishch_343 (tovarishch_343) wrote,
tovarishch_343
tovarishch_343

О концепции единого учебника истории. Часть II. Тараканы теоретические.

Первая часть статьи:  http://tovarishch-343.livejournal.com/3876.html

Для начала разберёмся с с теми пунктами Концепции, которые предшествуют тезисному изложению собственно содержания учебника. Итак, на странице 3 читаем, что предлагают внедрить в новый учебник «применить новый подход к истории российской культуры как к непрерывному процессу обретения национальной идентичности, не сводящемуся к перечислению имен и творческих достижений, логически увязанному с политическим и социально-экономическим развитием страны». Непрерывный процесс формирования идентичности? А 20-25 лет назад с падением СССР никакого разрыва не было что ли? Сейчас наша идентичность в каком состоянии? И что нам предлагают изучать, если уж заявляют о непрерывности процесса? «Как мы докатились до жизни такой?» от советской науки и самой читающей нации до современного состояния культуры и образования?


Ну, хорошо, а какую идентичность в сознании учеников хотят построить авторы Концепции? На странице 4 в строгом соответствии с Федеральными государственными образовательными стандартами (ФГОСами) в числе прочих ставится вот такая задача: «воспитание учащихся в духе патриотизма, уважения к своему Отечеству многонациональному Российскому государству, в соответствии с идеями взаимопонимания, толерантности и мира между людьми и народами, в духе демократических ценностей современного общества». Приехали, «патриотизм» и тут же «толерантность».
Для тех, кто «в либеральном танке», объясняем: одно из значений слова «толерантность» - состояние ослабленного иммунитета, позволяющее, например, приживлять больному донорские органы. То есть, та «толерантность», которую сегодня часто преподносят школьникам, как великое благо, по факту является вот таким состояний снижения естественной сопротивляемости, только не всего организма, а лишь сознания. Приживлять жен собираются не донорские органы, а какие-то чужеродные культурные элементы. Культурными элементами современного Запада нынче становятся узаконивание инцеста, педофилии, детской эвтаназии, а уж про ЛГБТ там и сказать ничего плохого нельзя.
Понимаю, что кого-то эти примеры уже достали, но ведь есть и те, кто до сих пор не понимает таких вещей (сам видел, и далеко не глупые люди, с вполне искренними, добрыми намерениями). Хорошо, оставим примеры про Запад, но ведь у нас под боком есть ещё Восток. Великая китайская культура, и знаете ли, мне не хочется быть к ней абсолютно толерантным. С уважением и интересом отношусь к Китаю, возможно следует у них чему-то поучиться, но извините – у меня своя идентичность, у ханьцев – своя. А представьте, если мы жителей нашего Дальнего Востока в соответствии с ФГОСом приучим к толерантности?
На чём вообще строится идентичность? На том, что есть некие «мы», а есть «они», «они» отличаются от «нас». Осознание этого отличия и формирует идентичность. Совсем не обязательно проявлять враждебность к другим людям, можно дружить с ними, интересоваться порядком их жизни, их обычаями, традициями, но мы не должны, растворяться в «них», как сахар в кружке чая (что и предполагает «толерантность). Есть понятие «терпимость», «дружбам народов», «добрососедские отношения» в конце концов. Нет, для ФГОСа, а вследствие этого – для учебника, надо выбрать именно то, которое максимально противоречит целям складывания какой бы то ни было идентичности.
 А ещё идентичность строится на том, что у «нас» есть какая-то цель в истории и какие-то свершения. Так какова цель существования Российского государства? В Концепции написали и про культурный диалог и про бережное отношение к культурному наследию, а вот зачем всё это? Конечно, в наше время не модно и немножко как будто стыдно определять конечную цель, следовать какой-то идее. А о какой тогда идентичности идёт речь? Об идентичности, построенной современными мультиками про богатырей? Стоило ли огород городить с новым учебником? В старых всё примерно так же.
Следующий момент, на который обращаю ваше внимание – страница 8: «Современный учебник истории должен содержать целостный взгляд на исторический процесс и возможности его познания». Какой целостный взгляд? Марксистский? Теория модернизации? Он в современной науке вообще есть этот целостный взгляд? Идея о целостном взгляде сама по себе хороша, но как в современных условиях её выполнить? Тут же эту мысль подтачивает замечание о возможностях познания исторического процесса. В первой части мы уже указали, что значительная часть исследователей настаивает на принципиальной непознаваемости исторического процесса, и видит его как некий конструкт, как некую картинку в голове историка, подтверждающуюся источниками.
Так какую модель исторического процесса и места в нём России авторы концепции предлагают внедрить в учебник? Прочитал на два раза. Не нашёл этого. Что такое Россия? Катехон, удерживающий мир от сползания в бездну? Великая страна, протаптывающая новые пути для всех других народов? Отсталое, деспотическое государство, в которое нужно принести любой ценой демократию? Дайте хоть какой-нибудь ответ. Столько слов о гражданственности и т.п., а почему это я должен чувствовать к России уважение и гражданские чувства? Что в ней такого? Куда идём? Авторы Концепции кроме манипуляции в эмоциональной сфере и нагромождения умных противоречащих друг другу фраз в этом направлении что-нибудь запланировали? А если нет, то зачем шуольникам и учителям головная боль с переходом на единый учебник? В плане идей школьная программа по истории и обществознанию и так содержит достаточно «пресной либеральной кашки».
Теперь рассмотрим ту часть Концепции, которая касается подходов к собственно обучению, то есть, - не связанную напрямую с идеологической составляющей. Начнём, пожалуй, с такого утверждения со страницы 5: «С другой стороны, препятствием для совершенствования образовательного процесса служит сохраняющееся доминирование в программах и учебниках политической истории при явной бедности и схематизме историко-культурного материала. Проблема сбалансированного отбора и представления исторического содержания требует внимания авторов программ и учебников по отечественной истории». Специфической чертой нашей истории является то, что центральная власть всегда имела определяющее значение для жизни страны. К сожалению или к счастью, дух всякой эпохи (после Монгольского нашествия – уж точно) маркируется прежде всего личностью правителя. Княжеские усобицы, Смутное время и 1917 год – исключения, подтверждающие правило: нет правителя  – всё идёт вразнос. И потом, когда есть «скелет» политической истории, то культуру на него можно насобирать и получить целостное представление, если скелета не будет, то мы вместо курса истории получим набор ничем не связанных друг с другом новелл. Мы же не можем на литературе при изучении «Войны и мира» Л. Н. Толстого сказать «Долой сюжет! Давайте больше изучать характеры персонажей или художественные детали!».
Следующая задумка авторов Концепции: «Число параграфов должно быть примерно на треть меньше числа часов, отведенных на изучение курса (это позволит выделить время на другие виды деятельности, а не только на работу с учебником)». Вообще неплохо, если бы не ЕГЭ и не загруженность учителей бесполезной работой. Большинство педагогов, скорее всего, отдадут эти уроки на повторение, чтобы вбить в головы учеников снова да ладом хоть какую-то информацию (которая ввиду ослабления хребта политической истории и перегруженности культурой и повседневностью, будет достаточно трудна для усвоения). Ещё вариант – отдать лишние часы истории под обществознание (по нему, как правило, намного больше людей экзамен сдают). Третий вариант Можно и к ЕГЭ по истории готовить. Есть ещё одна опасность – параграфы в учебниках вполне могут стать либо слишком обзорными, либо слишком объёмными. Вообще, идея не так плоха – сделать больше свободного времени, но пока трудно судить, выйдет ли из этого что-то путное.
А вот вам ещё цитата, которая затмевает всё, что мы рассматривали ранее: «Учебник (по возможности) не должен содержать готовых определений понятий, а предусматривать работу с ними (самостоятельное определение через род и видовые отличия, соотнесение и пр.)». Даже сильным ученикам подчас тяжело вывести определение самостоятельно. Мы хотим, чтобы из процесса изучения истории вообще выпали 90% учащихся? Дайте сперва хотя бы понятийный аппарат, а потом уже начинайте «креативить» на его основе или проводите его постепенную ревизию. Такое ощущение, что решили сломать школьное историческое образование под предлогом «патриотичного» (и «толерастичного»!) единого учебника?
Больше всего пугает положение о необходимости «масштабных курсов повышения квалификации учителей истории». Мы все хорошо знаем, чем такие курсы обернулись в органах опеки (разгулом ювенальной юстиции и господством соответствующих представлений среди работников опеки). Учителя ведь тоже не сами по себе стали о пользе толерантности детям рассказывать, да и ювенальная тема их тоже задела (то брошюру о правах ребёнка сверстать надо, то собрание об «ответственном родительстве» провести). В последней части мы обратим наш взгляд на тараканов, забравшихся в содержательную часть Концепции.
Tags: История, Образование, Политика и общество, Попытки осмысления прочитанного
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments