tovarishch_343 (tovarishch_343) wrote,
tovarishch_343
tovarishch_343

Отзыв на фильм «Первый учитель» (в рамках несостоявшегося киноклуба).

Для современных людей очевидно, что данный фильм крайне насыщен идеологией. Между тем, в советское время считалось, что А. Кончаловский посвятил личным переживаниям героев и повседневной жизни очень большое внимание. В этом-то и гениальность произведения: с одной стороны, это нельзя сравнивать с большинством современных безыдейных мелодрам, а с другой – это не бездушная кондовая картинка. Да, наш герой – солдат, который морально готов убивать людей, но он тихонько от всех расплакался, не сумев провести свой первый урок, и всё равно он, стиснув зубы, дальше делает своё дело.
Конечно, многим тяжело воспринимать данный фильм, поскольку в отличие от современной плюралистичности, здесь явным образом делается выбор в пользу одной идеи (коммунистической) в ущерб другой (традиционализму). Символическим выражением этого стал тополь. Если рассуждать чисто практически, то рубить его совершенно не обязательно. Неужели кто-то всерьёз считает, что можно изготовить из него нужное количество досок для строительства школы? Нет – тополь выступает здесь как символ старого мира, родовых отношений. Дюйшен рубит дерево во дворе человека, который едва ли не лучше всех относился к нему в этом ауле. Он отнимает самое ценное, что было у этого старого человека. У старика не было детей, тополь – единственное, что осталось у него от предков, он говорил, что без обычая жить нельзя, что обычай как глиняный горшок: разбей его, и вода выльется. Этим деревом, как выдающимся достижением старого мира гордился весь аул «вокруг ни одного кривого деревца, а тут вот какой тополь!». Но Дюйшен мечтал дать людям взамен старых ценностей знания, которые бы привели людей в новый счастливый мир, где не будут насильно выдавать девиц замуж, где не будет голода и раболепства перед баями, где люди смогут духовно расти, сами решать свою судьбу, вырастить благоухающие сады взамен одного тополя, зажечь сотни тысяч солнц и победить смерть. Дюйшен идёт за свою идею до конца, делая зимой переправу по колено в ледяной воде, чтобы дети могли идти в школу. Он подвергался осмеянию и поруганию жителей аула. У него не было тетрадей, чернил, и даже преподавательского таланта. Впрочем, вы и сами всё видели. Часто Учитель показан здесь как пророк, который один противостоит толпе, и под градом то насмешек, то поруганий, несёт им свою правду. Отгадайте, кого ещё все часто называли учителем в одном древнем предании?
В связи с этим, хотелось бы привести строки Иосифа Виссарионовича Сталина:
Ходил он от дома к дому,
Стоял у чужих дверей
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.
А в песне его, а в песне,
как солнечный блеск, чиста,
Сияла великая правда,
Возвышенная мечта
Но вместо любви и славы
Люди его земли.
Жаждущему отраву
В чаше преподнесли.
Сказали ему: «Проклятый!
Пей, осуши до дна!
И правды твоей не надо нам,
И песня твоя не нужна!»
Сожалеющие о тополе могут вспомнить слова А. Блока (заранее, прошу прощения у людей с христианскими православными убеждениями за такую цитату): «Почему дырявят старый собор? – Потому что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? – Потому что там насиловали и пороли девок: не у барина, так у соседа…».
Конечно, столь радикальный разрыв с прошлым чужд многим, в том числе в нашей организации «Суть Времени» (да и не только в нашей, представьте себе Максима Леонардовича Шевченко, рассуждающего об этом фильме). Но для нашего героя, это – единственно верный путь. Авторы кричат нам о том, что никакие промежуточные решения не в состоянии решить проблем. Ни формальное принятие Советской власти, ни функционирование школы при условии сохранения старого родового общество не могут считаться жизнеспособными решениями в контексте данного фильма. Перед тем, как рубить тополь Дюйшен произносит «если вы не хотите этого, убейте меня», а старик, хозяин дерева берёт топор, намереваясь расправиться с учителем, но вместо этого помогает ему валить дерево, что символизирует отказ народа от своего прошлого во имя будущего. Авторы не оставляют нам ни единой предпосылки для нахождения компромисса между Старым и Новым Миром.
У несогласных со слишком заострённым смыслом фильма может возникнуть соблазн указать на то, что и Чингиз Айтматов, и Андрей Кончаловский позже расплевались с советскими идеалами и встали, почём зря, в ряды хулителей коммунистического прошлого. Далее, объявить их в сочувствии «диссидюжнику», который складывался с 1960-х годов и сказать, что фильм и повесть лишены подлинности, и даже вредными. Мол, в традициях раннешестидесятнического левачества сварганили кино, препятствующее диалогу традиции и коммунизма, хотя на дворе было уже Брежневское время и надо было находить решения проблем, оставшихся с Гражданской войны. Но лично мне, это представляется «слишком тонкой конспирологией». Если бы смысл в нём был не столь накалённым, то уважаемые критики вполне могли бы сказать, что «проклятый Суслов убивает искру коммунизма», ну и фильм не стал бы сколько-нибудь заметным явлением отечественной и мировой культуры. Да и вообще, как-то неприлично говорить о хороших произведениях путём ссылок на грехи авторов, совершённые позднее.
Если же мы рассмотрим исторический контекст, то выяснится, что Советская власть действовала в этом направлении, что называется «так, да не так». Светское образование в Среднюю Азию действительно принесли коммунисты. В книге С. Г. Кара-Мурзы «Советская цивилизация» есть данные о Таджикистане (границы в Средней Азии в довоенное время несколько раз изменялись, видимо здесь имеется в виду Таджикистан в позднесоветских границах). Так вот, там в 1922 году была 31 школа, 61 преподаватель и 904 ученика, в 1929 году соответственно 307, 393 и 12900. Для более, чем миллионного населения результаты 1929 года – не такой уж высокий показатель – капля в море, но за 7 лет рост в 10-12 раз. Самое интересное, что согласно приведённым данным, на одну школу в большинстве случаев действительно приходился лишь один учитель. Значит, ситуация Дюйшена была на самом деле типичной для тех краёв. В 1926 году было 63 ликбеза и 1400 учащихся, а в 1929 году – 318 и 12400 соответственно. Тогда же был открыт первый таджикский драматический театр, в 1931 – два вуза: педагогический и сельскохозяйственный университеты.
Но при этом, большевики не уничтожили национальную культуру, они развивали её. В 1924 году стали издавать журнал на таджикском языке «Голос бедняка», после – ещё два журнала и газету. Их стремились сделать максимально доступными для народа и хорошим подспорьем для учителя. Более того, именно тогда и начало складываться национальное самосознание таджиков, до революции они говорили о себе «я мусульманин персоязычный», и могли быть порабощены и ассимилированы более многочисленными тюркоязычными узбеками. То есть, Советская власть не ставило задачу окончательно растоптать прошлое восточных народов в составе СССР. Товарищ Сталин в обращении к участникам декады таджикской культуры 22 апреля 1941 года сказал: «Таджики – это народ, чья интеллигенция породила великого поэта Фирдоуси, и недаром они, таджики, ведут от него свои культурные традиции. Вы, должно быть, чувствовали в период декады, что у них, у таджиков, художественное чутье тоньше, их древняя культура и особый художественный вкус проявляются и в музыке, и в песне, и в танце.
Иногда у нас русские товарищи всех смешивают: таджика с узбеком, узбека с туркменом, армянина с грузином. Это, конечно, неправильно. Таджики – это особый народ, с древней большой культурой, и в наших советских условиях им принадлежит большая будущность. И помочь им в этом должен весь Советский Союз. Я хотел бы, чтобы их искусство было окружено всеобщим вниманием.
Я поднимаю тост за то, чтобы процветало таджикское искусство, таджикский народ, за то, чтобы мы, москвичи, были всегда готовы помочь им во всем, что необходимо». Обратимся к более позднему примеру из другой, на сей раз, закавказской республики. В Азербайджанской ССР жил и творил композитор Амиров, Фикрет Мешади Джамиль оглы. Он активно включал в свои произведения народные азербайджанские мелодии и ритмы. Герой труда, дважды награждён Орденом Ленина, Народный артист СССР, Лауреат Сталинской и Государственной премии СССР. Да, многое изменилось в жизни народов Советского Союза. Да, новое приходило в жизнь со слезами и кровью, но я бы не рискнул сказать, что Советская Власть, даже довоенная, непременно стремилась срубить вековое древо народной культуры.
Это только моё субъективное мнение, более того, я обошёл вниманием как минимум, центрального персонажа – Алтынай, и историю любви главных героев, поэтому в фильме кроме обозначенных нами тем, есть над чем поразмыслить. Смотрите, переживайте, думайте.
Tags: Несостоявшийся киноклуб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments