tovarishch_343 (tovarishch_343) wrote,
tovarishch_343
tovarishch_343

Почему Крым взяли, а Донбасс – нет?


В народе много сегодня говорят о ситуации на Украине. Наши граждане осуждают Порошенко, осуждают то, что творится на Донбассе. И часто задают мне вопрос: «Почему Россия приняла Крым в свой состав, А Данбасс – не принимает?». Это не псевдопатриоты, верещащие «Путин, введи войска!» (хотя этот контингент стал значительно тише по сравнению с временами «стрелковской эпопеи»). Недоумевают простые российские граждане. Граждане не то, чтобы ропщут, а именно – не понимают притом – совершенно искренне!
Ещё в прошлом году один преподаватель из нашего университета рассказал нам о своём видении ситуации. Преподаватель этот очень либеральный, и это его объяснение – единственное, в чём я с ним согласился. В этой статье не будет апелляции к ценностям. Только технологические политические вещи.
Итак, почему мы не можем признать самостоятельность ДНР и ЛНР, взять Донбасс в состав России со всеми вытекающими последствиями? Причина – подписанные 40 лет назад 1 августа 1975 года т.н. «Хельсинские соглашения». Да. Эти самые соглашения, обернувшиеся головной болью ещё для СССР, до сих пор аукаются нам.


Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев подписывает Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.


Хельсинские соглашения подразумевают нерушимость границ в Европе, они были призваны закрепить Ялтинскую систему. «Ну и что? Не работают эти соглашения уже лет 25! Советский Союз разрушен! Югославия – тоже!». Да, это были первые шаги на пути ослабления «Ялтинско-хельсинской» системы международных отношений в Европе, но поскольку республики бывшего СССР, Чехословакии и Югославии были де-юре самостоятельными, а разделение прошло точно по их границам, то распад не был признан нарушением Хельсинских соглашений. Объединение ГДР и ФРГ в 1990 признали все страны, включая СССР, так что тут международное сообщество тоже не усмотрело нарушения Хельсинских принципов.
Следующий шаг на пути попрания Хельсинских соглашений сделали США и Ко. В феврале 2008 года они признали независимость Косово. Казалось бы всё – нерушимость границ окончательно порушена. Но… Косово и Метохия – автономный регион со времён единой Югославии. То есть, отделяем по границе признанной Белградом автономии. Так что, произвольно изменять границы по-прежнему нельзя.
Но Россия воспользовалась представившейся возможностью. И после 8 августа 2008 года признала Абхазию и Южную Осетию, имевшие автономный статус в составе Грузии. Это дало большие возможности для защиты народов этих теперь уже частично признанных республик от грузинской агрессии, которая длилась с 1992 и приняла в2008 году форму настоящей войны.
Однако, Россия не признала Приднестровье, хотя вроде бы, «под шумок» могло пройти. Не могло. Потому что Приднестровье в административно-территориальном делении Молдавии даже не является единым образованием. Признание Приднестровья означало бы нарушение и уничтожение Хельсинских соглашений и окончательное крушение Ялтинской системы.
В условиях, когда Россия «уже не та», каким был СССР, мы вынуждены даржаться за международное право. Резкое и грубое нарушение Россией международного права неизбежно спровоцирует агрессию со стороны «наших заокеанских партнёров». Сила и масштабы этой агрессии непредсказуемы. Короче говоря: как не втянуть свою страну в Третью мировую? Стоять на страже существующего международного права. Окончательного разрушения принятой в Ялте и закреплённой в Хельсинки системы отношений выгодно только нашим врагам (см. http://gazeta.eot.su/article/postmaydannaya-ukraina-kak-placdarm-mirovogo-fashistskogo-revansha).
2014 год. Начались события на Украине. К власти пришла Бандеровская хунта. Ччерноморский флот оказался под большим вопросом. Вместе с ним – вся система безопасности России. Так что Крым ну никак нельзя было отдавать в руки бандеровцев. Но отделить его в сложившейся после 2008 года ситуации было вполне возможно. Автономная Республика Крым и Севастополь имели особый статус. С Крымом всё понятно – автономия, а статус Севастополя – история давняя и мутная, по крайней мере, это не область (основная единица территориального деления на Украине), и не столица.
Не случайно Крым не сразу перешёл в состав России.16 марта 2014 года был референдум, 17 марта – провозглашена независимая Республика Крым (вместе с Севастополем). И только 21 марта Крым официально вошёл в состав России. Так, на протяжении 3-4-х дней существовало частично признанное государство. Оно вошло в состав РФ по итогам референдума. То есть, в принципе – всё по правилам. Возможно, Россия чуть-чуть раздвинула Рамки Хельсинских соглашений – всё же ещё за время действияэтой системы ещё не было вхождения частично признанного государства в состав другого государства (ГДР в 1990-м членом ООН была). Но основные юридечиские принципы этой системы нарушены не были. Такие нюансы в 1975 году точно не прописывались – не было надобности. Система устояла.
Россия была вынуждена принять Крым в свой состав, чтобы избежать войны и беспорядков хотя бы на этом направлении, тем более, что там со времён распада СССР существовали российские военные части (Черноморского флота), которые могли быть втянуты вместе со всей Россией в войну. Только стабильность в Крыму позволяла сохранить архитектуру безопасности России. В лоб Россию атаковать не пошла бы даже бандеровская хунта. Да она и сейчас этого не делает.
Теперь перейдём к Донбассу. Во-первых, границы ДНР и ЛНР не совпадают даже с границами Донецкой и Луганской областей. Во-вторых, область по украинским законам – это не автономия и не особый статус. Не сломав существующую систему международных отношений, нельзя даже признать государственную самостоятельность ДНР и ЛНР для заключения договора о военной помощи, не говоря уже о присоединении к России (то же самое – с Приднестровьем).
Потому и идут минские переговоры, поэтому на них главный вопрос – особый статус ДНР и ЛНР, поэтому Порошенко и пытается замылить особый статус «особенностями местного самоуправления». Он не случайно не выделяет ЛНР и ДНР как особую единицу, а рассматривает их как конгломерат районов и городов (то же самое, что и позиция Кишинёва по отношении к Приднестровью). Потому что Порошенко понимает, что если дать полноценный особый статус – с территориями можно попрощаться. И не только с территориями Донбасса – все захотят особый статус. Об этом политолог и лидер «Сути времени» Сергей Кургинян говорил ещё в феврале 2014 года. Он тогда же выдвигал проект «нового общественного договора Малороссии, Новороссии и Галиции. То есть – превращения Украины в федерацию, которую можно будет спокойно разделить, если одна из сторон или центральная власть будет позволять себе слишком много и ущемлять права остальных. И даже те куцые права, которые Порошенко дал территориям Донбасса, уже стали желанными для жителей Харькова, Запорожья и Ивано-Франковска (http://lifenews.ru/news/155445 и http://news-front.info/2015/07/29/v-xarkove-razognali-miting-za-osobyj-status-nacisty-nabrosilis-na-xarkovchan/).
Идея о федеративном устройстве Украины не нова. Ещё в 2004 году заговорили о Юго-Восточной Украинской Автономной Республике (ЮВУАР). С этой же целью созывался съезд 22 февраля 2014 года в Харькове. Только вот нерешительными оказались элиты юго-востока Украины и возможность хотя бы относительно мирного развода двух частей Украины не вышло. Не думаю, что такой сценарий обязательно бы привёл к распаду Украины. Он, в общем-то не выгоден ни Украине, ни России (с точки зрения безопасности). Для Российской Федерации с чисто прагматической точки зрения в феврале 2014 года было бы лучше, если бы Украины была единой союзной или подлинно нейтральной страной. Может быть, Украина и Крым бы за собой сохранила.
ДНР и ЛНР с самого момента создания были юридически на тех же правах, что и Приднестровье. Недаром С. Е. Кургинян с самого начала военного конфликта в Донбассе настаивает на Приднестровском сценарии (см. http://gazeta.eot.su/article/duh-pridnestrovya). Потому что Приднестровье политически состоялось, да и больше ничто не представляется возможным. Будет вязкая политическая, экономическая, идеологическая, информационная и классическая война. ВСУ уже поняли, что сломить сопротивление Донбасса лобовой атакой не получается. Теперь они, судя по всему, решили постреливать, изматывая ДНР и ЛНР, а главное – внушая подавленность и недовольство жителям Донбасса. Недовольство, кстати, может вполне вылиться и на руководство ДНР и ЛНР, а также – на Россию. Попробуй, объясни человеку, у которого недавно убили друга, родственника и т.д., что не может Россия одним ударом выбить карателей из Донбасса, и взять эти земли в свой состав. Не может, потому что Третья мировая начнётся, и Донбасс первым может превратиться в радиоактивную пустыню, а вслед за ним – и Россия. Порошенко же понимает, что полноценный особый статус для Донбасса превратит Украину уже не в федерацию, а в конфедерацию, которую бандеровской хунте не удержать.
Вот и приходится ждать, у кого вперёд нервы сдадут или кто вперёд загнётся (экономическая ситуация на Украине очень плохая, да и политическая напряжённость велика и. судя по всему, растёт, невзирая даже на бандеровскую пропаганду). Поэтому в настоящий момент аккуратная политика России – единственно возможный вариант.


Tags: Внешняя политика, Донбасс, Крым, Международные отношения, Россия, Украина, Хельсинские соглашения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments